Мысли были, что это может быть опасно

17.11.2019/Елена

Добрый день. Меня зовут Елена. Мне 32, и я сейчас нахожусь в послеродовом отделение нашего городского родильного дома после кесарева. Это была моя первая и очень желанная беременность. Мы с мужем очень долго готовились к ней, так как у нас пять лет ничего не получалось. И он обследовался, и я, но никаких конкретных патологий не было выявлено ни у кого. Несмотря на это, мы не покидали мысли о том, что у нас все же будет наш ребенок, и чудо случилось. Это было наибольшее счастье для нас двоих. В 31 неделю у меня начало повышаться давление, при чем, довольно сильно. Я пила по 4 таблетки от давления в день, аспирин, чего тоже не понимала, но следовала всем врачебным рекомендациям. Мысли были, что это может быть опасно, но все же взять на себя ответственность и не принимать таблетки я не смогла.

В 34 недели ровно мне поплохело, начала кружиться и болеть голова, появились какие-то мушки перед глазами. Пока я приехала в роддом, давление поднялось до 180 на 100. А дальше… дальше полная неизвестность для меня. Как рассказал муж, я потеряла сознание, и меня начались как небольшие судороги, подергивания какие-то рук, лица.

Меня сразу же увезли от него, и повезли в операционную делать кесарево.

И вот, как итог, мой ребенок, которого вытянули врачи раньше положенного времени из мен, находится в реанимации в тяжёлом положении, на искусственной вентиляции легких, сам не дышит.

Скажите, пожалуйста, имели ли они права так рано меня оперировать, ведь до срока оставалось еще очень много времени, больше месяца? Если бы не они, то я, может быть, все же доносила моего сыночка, и он бы не испытывал те муки, которые испытывает там сейчас.

Абдуллина Алина Артуровна
Абдуллина Алина Артуровна Врач репродуктолог, акушер-гинеколог Опыт работы 6 лет
Ответ для Елена

Наша команда приветствует вас. Уважаемая Елена. Ваше состояние при поступлении в родильный дом до потери сознания называется преэклампсией тяжелой степени. А следующие за этим судороги – это ни что иное, как та самая зловещая эклампсия, состояние, которого бояться все акушеры-гинекологи, назначают различные препараты для одной цели – профилактики развития данного тяжелого осложнения.

Чтобы не было больше вопросом о правильности принятого решения врачами, мы не будет никак комментировать их действия, а лишь расскажем, что именно должен выполнять врач в соответствии с клиническими протоколами и рекомендациями на уровне министерства здравоохранения.

При развитии такого осложнения гестоза, как эклампсии, у врачей есть строго определенное время на то, чтобы родоразрешить женщину. И эти промежутком является время в два часа. За этот период медики должны стабилизировать состояние женщины и восстановить все жизненные функции, подготовив женщину к операции кесарева сечения при отсутствии возможности закончить роды через естественные родовые пути.

То есть, ни о каком пролонгировании беременности речь даже не идет. Врачи поступили абсолютно правильно, не сделав это, риски летального исхода, как для матери, так и для ребенка были бы очень велики.

Если предположить, что такие нормативы прописаны во всех клинических протоколах, рекомендациях касательно акушерско-гинекологической помощи. Стоит сказать, что ступенью ниже в градации степени тяжести гестоза стоит преэклампсия тяжелой степени, при которой на родоразрешение женщины дается всего лишь сутки. Если беременность после приступа эклампсии все же не остановили, то есть, пролонгировали ее, то последствия, как для плода, так и для вас самих могли бы быть самыми печальными вплоть до двойного летального исхода.

Ваш комментарий